adnarrandum (adnarrandum) wrote,
adnarrandum
adnarrandum

Categories:

Мария Терезия.

Недавно мне на глаза попались портреты советских вождей. И как всякое травматичное зрелище навели на размышления. Почему, спрашивается, у всех этих самодержцев деловые и человеческие качества входят в такое решительное противоречие. Если среди этих рыл и мелькает одно-два человекообразных, это обязательно политические ничтожества. Я попытался найти исключения из этого правила. И вспомнил о Марии Терезии Вальбурге Амалии Кристине (а для домашних просто Резль). Как известно, эта принцесса дома Габсбургов довольно долго занимала должность императрицы Священной Римской империи. В принципе, к монархам у меня сложное отношение. Но должен признать, что у Священной Римской империи не может быть к ней серьезных претензий. Мария Терезия была прагматичным, трезвым и когда необходимо жестким политиком. Но при этом оставалась в целом вполне нормальным и к тому же безупречным в семейной жизни человеком. Какой-то загадочный иммунитет сохранил ее личность от неизбежных деформаций огромной властью, свалившейся на нее в довольно юном возрасте.
Вполне, по-моему, симпатичная принцесса.

Несмотря на то, что Мария Терезия порядком наследила в истории, обыватель о ее существовании, как правило, узнает из избитого анекдота о маленьком Моцарте. Она и правда предстает в нем в довольно выгодном свете. Что может быть трогательнее маленького гения, доверчиво карабкающегося на колени просвещенной королеве с предложением руки будущей королеве Франции. И все это из одной только признательности к Марии Антуанетте, принявшей его сторону в борьбе со скользким дворцовым паркетом. История, мягко говоря, приторная. Однако, в пользу ее правдивости говорят отзывы современников, единодушно признающих за Марией Терезией и незаурядное личное обаяние и простоту в общении.
Основные этапы развития исторической встречи представителя власти с деятелями искусства.

Вклад родителей Резль в формирование этих полезных, но редких у монархов качеств, трудно переоценить. Здоровую детскую психику не стали калечить излишним воспитательным процессом. И Мария Терезия просто росла в благоприятной атмосфере любящей семьи. Вена вообще была удивительно демократична для того времени. Маленькую Марию Терезию свободно отпускали из Хофбурга. С няньками, конечно, но они абсолютно не препятствовали ее свободному общению с горожанами. Эту привычку она с возрастом сохранила. И, к примеру, в праздники могла запросто выйти на переполненные людьми венские улицы в карнавальном костюме.
Вот в таком, например. Хотя за вычетом маски, он мало отличается от повседневного.

В общем – она и так росла, не тужила, а когда появился Францль, жизнь шестилетней Резль окончательно наладилась. Францль – это лотарингский принц Франц Штефан, которого принесли к австрийскому двору переменчивые политические ветры. Правда, в интересах дипломатии всем объяснили, что принца влекла тяга к знаниям. Для материального обеспечения учебного процесса он даже захватил из Лотарингии 74 книги. Однако вместо их углубленного прочтения жизнерадостный Францль носился с Резль по Хофбургу, а с ее папенькой Карлом Шестым - по окрестным лесам. В сжатые сроки они почти изничтожили еще водившуюся там дичь. Искренняя привязанность престарелого кайзера к Францлю и оказалась обстоятельством, определившим женитьбу этого фактически безземельного принца на австрийской наследнице. Но Резль никогда не считала, что ей повезло меньше. Состоявшийся вопреки всему брак был пределом ее мечтаний. Франц Штефан был галантен, энергичен и даже смел, но хрупкой душевной организации. В общем, для войны и политики он не слишком годился, в роли императора ничем себя не проявил и всю полноту власти делегировал жене. Она не особенно возражала.
Франц Штефан. Император и натуралист.

Довольно долго они считались исключительно счастливой парой, ведущей себя образцовым для влюбленных образом. Их привычка отрываться от кортежа во время конных прогулок стала для свиты источником постоянного стресса. К этому периоду относится история, очень характеризующая молодую Марию Терезию. Во время очередного исчезновения, ей захотелось винограда. И галантный Франц проник в чей-то виноградник с заведомо преступной целью. Был схвачен за руку хозяином, который потребовал уплатить штраф в пять гульденов. У молодоженов не оказалось при себе ни гроша, и хозяин запер хохочущую пару в погребе, откуда их выпустили подоспевшие придворные. Так вот. Мария-Терезия не только заплатила этому жмоту 10 гульденов, но и приказала украсить его владения стеллой со словами: «В этом месте Его Величество Император Священной Римской империи германской нации Франц I вторгся в частные владения и похитил виноград при соучастии, а возможно, и при подстрекательстве Ее Величества Королевы Богемской и Венгерской Марии-Терезии». Дикие нравы. Но, чему удивляться. Примерно в то же время Фридрих Великий проиграл судебное дело одному мельнику, который отказался продать ему, вклинившийся в королевскую резиденцию Сан-Суси, земельный надел. И ничего, смирился.
Скульптора одобряю. Ради такой всадницы вполне можно обнести виноградник. А граверу на выбор - или руки оторвать, или объяснить что-нибудь о пропорциях.

Среди недостатков Мариии Терезии можно отметить слабость к броским изречениям. Однако ее никто не упрекал в неумении им соответствовать. Что бы ни означал девиз «с ним все, без него ничего», он вероятно реализовывался. Мария Терезия была постоянна в своей привязанности к мужу, закрывая глаза на всех его графинь Коллоредо и Пальффи. И когда Франц I скончался - закрылась в своих покоях и несколько дней ни с кем не разговаривала. Потом до самой смерти 15 лет не снимала траура. Украшения раздала детям, платья — горничным. Комнату, в которой он умер, переделала в капеллу. В день его смерти там до сих пор служат мессу. С такой же последовательностью претворялся в жизнь тезис «детей никогда не бывает достаточно». С 1737 по 1756 год Мария Терезия рожала 16 раз. Причем детей потом не забрасывала, как некоторые ее коллеги. Сама разрабатывала для них учебную программу. Далеко не всем им повезло в жизни, но это уже, очевидно, не ее вина. Мария Терезия прилагала все усилия для реализации своего очередного кредо «пусть другие воюют — ты же, счастливая Австрия, женись».
Как у всякой семьи, у этой была своя парадная и бытовая стороны.

Как она при такой материнской загруженности умудрялась успешно заниматься государственными делами – действительно интересная тема. Карл Шестой не потрудился подкрепить прагматическую санкцию давно назревшими реформами. И оставил дочери австрийское наследство не просто в плачевном состоянии, а вместе с прилагавшейся к нему войной. И все это свалилось на Резль в 23 года. Вспоминая себя в этом возрасте искренне ей сочувствую. Такая ответственность способна повредить любую психику. Например, последовавшая утрата Силезии стала неврозом всей ее жизни. Но, все же, обсуждая возможный брак дочери, Мария Терезия смогла пошутить, – нет, это еще хуже, чем Силезию потерять. В общем, к роли правителя обширной запущенной империи она готова не была и в политике разбиралась слабо. Но у нее было гораздо более важное достоинство. Она разбиралась в людях и умела привлекать к управлению страной способных и полезных людей, не привлекая вредных и бездарных. Вероятно, это и есть основное качество хорошего правителя.
Представителей ее «команды», можно обвинять в чем угодно, но не в отсутствии профессионализма. И Мария Терезия прекрасно осознавала ценность таких людей как Фридрих Гаужвиц, Вацлав Коуниц и Леопольд Даун. Они и обеспечили практическую реализацию множества реформ, проведенных Марией Терезией. Даже короткий перечень основных из них впечатляет. Она реформировала финансы и налогообложение, значительно урезала феодальные привилегии, сколотила боеспособную армию, избежав при этом разорения подданных, учредила полицию и Верховный суд, окончательно упразднила пытки и гонения на ведьм, ввела независимое от социального положения обязательное образование для детей от 6 до 12 лет и основала множество учебных и культурных учреждений. Наконец, уже правя вместе с сыном Йозефом II, упразднила в Австрии крепостное право. В общем, она умудрилась сделать то, что, не смотря на бесконечные разговоры, не сделала ее коллега Екатерина II.
Интересно, что за орден на обеих портретах.

Конечно, далеко не все было так идеально. Мария Терезия имела слабость быть моралисткой и вольность нравов выкорчевывала самым решительным образом. Откуда у легкой и жизнерадостной Резль взялись подобные склонности, трудно сказать. Возможно это последствия не всегда безупречного поведения ее обожаемого Францля. Но в 1748-м году в Вене появилась комиссия по соблюдению общественных нравов. Ее деятельность сильно осложнила жизнь актрисам, певицам и завсегдатаям публичных домов. Свой почти монашеский образ жизни во вдовстве она пыталась распространить на ни в чем не повинных австрийцев. Дошло до того, что дамам было запрещено белиться и румяниться, а предметы роскоши были обложены дополнительными налогами. Венцы, которым доставалось больше всех, реагировали на это довольно резко. Но со временем это позабылось и значительного урона исторической репутации Марии-Терезии не нанесло. В конце концов, подобные недостатки в пределах нормы и даже делают ее образ более человечным.
К чему я это все. Просто иногда странно распределяются роли в истории. Ни в характере, ни в склонностях молодой Резль ничто не указывало, что ее правление станет для Австрии настолько удачным. И сейчас, когда многие разводят руками в поисках харизматичного лидера, я далеко не уверен, что его можно определить по стандартному набору внешних качеств. Но я точно знаю, что он должен быть как минимум приличным человеком.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments